<< все события
15.03.2013

Минфин на золотой территории Минэка и Росприроднадзора

Дата проведения: 14.03.13-14.03.13
Официальный сайт мероприятия »

Владимир Тесленко

Последние месяцы в золотом сообществе активно обсуждается законопроект Минфи­на РФ о внесении изменений в Закон о драгоценных металлах и камнях. В частно­сти, предполагается создание новой федеральной службы по контролю и надзору за предприятиями, осуществляющими добычу, переработку и использование драгметал­лов.

Много копий ломается за и против. К проблеме подключились СМИ. В конце октября прошeл вал публикаций по законопроекту в центральных и региональных изданиях, правда, в основном об от­дельных положениях документа, в частности об охране транспортировки ювелирных изделий и ювелирной Интернет торговле. Отписались около 20 СМИ, в том числе Российская Газета, Ведомо­сти, РБК, Вести ФМ, радио Бизнес ФМ, а также Татар Инфо, Уфа Тайм. Журналисты пишут о зако­нопроекте как о факте, уже вступившем в силу. Их можно понять: они привыкли, что все проекты Законопроектов (прошу простить за тавтологию) от федеральных министерств находят воплоще­ние в Законах.

Но зададимся вопросом: имеетли Минфин право выступать с законодательной инициативой по по­воду неких металлов и каких-то там камней? А если имеет, то в чeм именно? Напомним, что эти са­мые металлы и камни давно выведены из валютного регулирования и, казалось бы, к финансам должны иметь только фискальное отношение

Изучим это дело юридически. Правовые основы деятельности Минфина регламентирует Постанов­ление Правительства от 30 июня 2004 г N 329 в редакции Постановлений Правительства РФ от 24.03.2011 N 210. Пункт 3 гласит: «Установить, что Министерство финансов Российской Федера­ции осуществляет в соответствии с Федеральным законом «О драгоценных металлах и драгоцен­ных камнях» организацию государственного контроля за качеством сортировки и оценки драгоцен­ных камней и федерального пробирного надзора» (http://www1.minfin.ru/common/img/uploaded/library/2011/05/poloj_o_MFRF.pdf). То есть, о контроле и надзоре за добычей, производством, оборо­том и использованием в тексте Постановления Правительства речь не идeт.

Далее. Пункт 4 гласит: «Установить, что Министерство финансов Российской Федерации представ­ляет в установленном порядке в Правительство Российской Федерации предложения о создании, реорганизации и ликвидации федеральных государственных предприятий и учреждений, находя­щихся в ведении Министерства или подведомственных ему федеральных служб». Да ради бога! Пусть создаeт или реорганизует свои, подведомственные ему федеральные службы. Например, пусть объединяет Палату и Гохран или делит их на 24.

Но ведь Минфин РФ имеет избыточные полномочия, которые претендуют на чужую поляну — Минэка РФ. В п. 1 Положения о Минфине сказано: «Министерство финансов Российской Федера­ции (Минфин России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере ... производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней.». Это не­досмотр Президента РФ, который в ближайшем будущем должен быть исправлен. Но пока — «шо маемо, то маемо». Но Законопроект то претендует ещe на контроль и надзор и за добычей золота!

Минприроды РФ уже эффективно контролирует добычу драгметаллов и камней через лицензион­ные соглашения. И положение Законопроекта Минфина по поводу добычи золота явно вторгаются на поляну другого министерства. В Положении записано так: «Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (Минприроды России) является федеральным органом исполни­тельной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно - правовому регулированию в сфере. использования... природных ресурсов, включая недра» (http://www.mnr.gov.ru/ mnr/statute/).

Не удивительно, что руководитель Росприроднадзора В.В.Кириллин подписал резко негативный отзыв на Законопроект Минфина. Его аргументация показалась убедительной многим высоким чи­новникам в Аппарате Правительства РФ. По сведениям из промышленных кругов, негативную по­зицию относительно Законопроекта занял Заместитель председателя Правительства РФ А.В. Двор­кович. Возникла довольно комичная ситуация, описанная в поговорке «На чужой каравай рот — не разевай!».

Юмора добавляют и авторы текста законопроекта. Так, 18 октября в «Президент-Отеле», где про­шeл круглый стол «Глобальные проблемы ювелирной отрасли — 2012», в котором приняли участие в том числе представители золотой промышленности, например И.В.Хохлов и О.В.Пелевин. «Гово­рящая голова» Минфина — руководитель Пробирной Палаты А.В. Маркин — сделал развeрнутое со­общение в поддержку Законопроекта, смысл которого в том, что он «с порога» отверг критику со стороны предпринимателей и их профессиональных ассоциаций. Александр Владимирович под­черкнул, что Законопроект не ухудшает ситуацию. Напротив, Законопроект улучшает позицию бизнеса по трeм пунктам:
Отмена обязательного клеймения партий товара, направляемого на экспорт;
Отменяется требование согласно ст. 29 базового закона о необходимости вооружeнной охраны;
Отмена обязательного клеймения серебряных изделий весом до 3 грамм.

Кроме того, А.В.Маркин решительно отверг многочисленные обвинения в корыстности авторов про­екта. «Нас поражает, что говорят о коррупционной опасности и якобы увеличении давления на биз­нес, — возмущeнно заявил он. — Ничего подобного нет!».

Далее, по ходу дискуссии, А.В.Маркин давал острые реплики, которые значительно прояснили бес­компромиссную позицию Минфина.

В частности, на два вопроса Г.Г. Геворкяна («Эстет») — об опыте других стран и цене вопроса, А.В.Маркин во-первых, на первый вопрос внятно не ответил, а во-вторых, сообщил, что цена вопро­са 0 рублей 00 копеек. По его словам, создание новой службы не предусматривает дополнительно­го финансирования. Произойдeт формальное объединение контролeров Пробирной Палаты и Гохра­на — без увеличения штатного расписания.

После Маркина включилась «тяжeлая артиллерия» — представитель НИИ Проблем Коррупции А.Ю. Кирьянов. Главный его аргумент такой — мнения общественности слабо проработаны юриди­чески и имеют мало отношения к анти-коррупционной экспертизе. Во-первых, из полномочий пла­нируемой федеральной службы не следует коррупционность. Мол, почва для коррупции не являет­ся основанием для отклонения Законопроекта по анти-коррупционному мотиву. Во-вторых, термин ювелиров «избыточное административное ограничение» не укладывается в критерии коррупции, предусмотренные законом. В-третьих, предприниматели плохо сознают понятие «Оценка Регулиру­ющего Воздействия (ОРВ)», которым руководствуется НИИ Противодействия Коррупции.

Напомним, что Оценка регулирующего воздействия или анализ регуляторного воздействия (влия­ния), ОРВ/АРВ (англ. Impact Assessment, Regulatory Impact Assessment, Regulatory Impact Analysis) представляет собой «.. .процесс определения проблем и целей регулирования, выбора альтернатив достижения этих целей, с целью исключения излишнего и необдуманного регулирования, и, с ис­пользованием научных и поддающихся последующей проверке техник, применяемых на всей имею­щейся доступной информации, а также с учетом различных мнений, полученных в ходе консульта­ций, анализа издержек и выгод выбранных альтернатив.». Другими словами, под ОРВ понимается набор определeнных средств, методик, способов, процедур, которые позволяют определeнному госу­дарственному органу или чиновнику выработать адекватную политику и внедрить еe. ОРВ появи­лась на волне административных реформ в западных странах в 1980-х гг.

По убеждению Кирьянова, отрасль драгоценных металлов и камней является близкой к форматам терроризма, торговли оружием и наркотиками («И проституции», — кто-то выкрикнул из зала, чем рассмешил присутствующих и несколько снизил накал атмосферы изобличения, напоминающей за­седания инквизиции в Средние Века или коммунистические чистки 1937 год). По его мнению, ОРВ упирается в дилемму: национальные интересы страны или интересы бизнеса. Что выбрать предпри­нимателям — это дело патриотизма каждого, — ехидно завершил свою демагогию Кирьянов. «Ещe раз: Только федеральная служба может брать контроль. Единственный механизм контроля и надзо­ра — это федеральная служба», — так ответил А.Ю Кирьянов на вопрос депутата Государст-венной Думы В.Ф. Звягельского — как именно федеральная служба (а статистика показывает, что 80% со­зданных федеральный служб были вредны и были ликвидированы) улучшит борьбу с террориз­мом? .и всe опять расхохотались на анонимную реплику: «А как же ФСБ и МВД? Их распустить?».
Да-а-а-а, связать золото с терроризмом и проституцией — это что-то! Типа, и террористы и прости­тутки носят золотые украшения? Аркадий Райкин, а также Тарапунька и Штепсель нервно курят в сторонке.

Наконец, сотрудник Пробирной Палаты И.А. Бабенко (по словам модератора круглого стола И.А.В­довина, один из авторов текста Законопроекта) призвал участников рынка драгоценных металлов не опасаться формулировки Законопроекта, предполагающей применение его якобы ко всем пред­приятиям, использующим драгоценные металлы и драгоценные камни. «Мы и так по неделе раз в три года проверяем аффинажные заводы и алмазные предприятия, — сказал он, — и наподобие По­становления 64 в будущем его аналоге будет указан перечень предприятий». Но «глупые» предпри­ниматели ему не верят. Действитель-но, не проще ли в Законопроекте так и указать: «проверке и контролю новой федеральной службы подлежат аффинажные заводы и алмазные предприятия» и тогда золотопромышленники снимут все свои претензии к Законопроекту.

ИЗЛОЖЕНИЕ ОТЗЫВА РОСПРИРОДНАДЗОРА

Из письма руководителя Росприроднадзора В.В. Кириллина на имя А.В. Дворковича от 15.10.2012 г.

В.В.Кириллин прямо пишет, что «... принятие данного законопроекта нецелесообразно».
Письмо подготовлено во исполнение поручения Правительства 12.10.2012 № АД-П-13-6081.
В Пояснительной записке от Роспри - роднадзора подчеркивается, что в настоящее время порядок организации и осуществления государственного надзора за геологическим изучением, рациональ­ным использованием и охраной недр в отношении всех видов полезных ископаемых (в том числе драгоценных металлов и камней) урегулирован Законом «О недрах» и Законом 294 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственно­го контроля (надзора) и муниципального контроля», Кодексом об административных правонаруше­ниях и рядом подзаконных актов.

Росприроднадзор делает вывод о достаточности правового регулирования в действующем законо­дательстве положений, связанных с осуществлением государственного надзора за геологическим изучением, рациональным использованием и охраной недр в отношении драгоценных металлов и драгоценных камней.

Росприроднадзор указывает на очевидное дублирование контрольно - надзорных функций, что при­водит к нарушению принципа недопустимости проведения в отношении одного юридического ли­ца и индивидуального предпринимателя несколькими органами контроля и надзора одних и тех же требований законодательства.

Кроме того, законопроектом Минфина предлагается дополнить статью 26 базового Закона о драго­ценных металлах и камнях дополнительным пунктом 3, предусматривающим, что может быть утверждeн особый порядок взаимодействия новой (планируемой) службы контроля и надзора с На­блюдательными советами российских организаций, добывающих и (или) реализующих природные алмазы в РФ и за границей. Учитывая, что деятельность контроля(надзора)чeтко урегулирована в действующем законодательстве, остаeтся неясной целесообразность «верхового» контроля за На­блюдательными советами указанных алмазных организаций.

Наконец, положение пункта 9 новой статьи 26.1 Закона о драгоценных металлах и камнях в редак­ции законопроекта о том, что не подлежит возмещению вред, нанесeнный юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям правомерными действиями должностных лиц при осуществле­нии государственного контроля (надзора), дублирует пункт 3 статьи 22 Закона «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного кон­троля(надзора)и муниципального контроля».

Кстати, в заключении Росприроднад - зор делает ряд юридико-технических замечаний, которые указывают на недостаточный профессионализм авторов законопроекта из Минфина РФ.