Если бы драгоценности Элизабет Тейлор могли говорить…

категории: Персоны  Историческое 
Если бы драгоценности Элизабет Тейлор могли говорить…

В отрывке из новой книги Beth Bernstein «Если бы эти драгоценности могли говорить» мы можем прочитать о нескольких замечательных анекдотических историях, которые сопровождают малоизвестные украшения Элизабет Тейлор.

Между романами Элизабет Тейлор можно поставить параллель с ее страстью к ювелирным изделиям. Третий муж актрисы – американский кинопродюсер Майк Тодд, многое посвящал своей красивой жене. «Ты моя королева», - говорил он, - «и я думаю, что у тебя должна быть тиара». Элизабет надела бриллиантовую тиару на награждение за фильм «Вокруг света за 80 дней» на Каннском кинофестивале в мае 1957 году и двумя месяцами ранее - при награждении в Academy Awards in Los Angeles.

Когда Тейлор и Тодд были в Париже, он купил ей пару красивых сережек antique paste в форме люстр, которые она увидела в магазине на Вандомской площади. Пару месяцев спустя, вернувшись в Нью-Йорк, Тейлор сказала, что они чувствуются по-разному на ушах. Всегда желая удивить ее, Тодд воссоздал их с настоящими бриллиантами, как сюрприз. Тейлор была вне себя от радости.

После третьего распавшегося брака Элизабет Тейлор познакомилась и вышла замуж за Ричарда Бартона, он подарил ей некоторые из самых известных и красивых драгоценных камней в мире. Пара праздновала 40-летие Тейлор в Будапеште и в качестве подарка от Бартона Элизабет получила большой желтый бриллиант от Cartier в форме сердца. Приобретенный Бартоном бриллиант был установлен как кулон с кисточкой в ожерелье с золотой оплеткой.

Бриллиент изначально была подарком от Шах-Джахана в 1621 году его любимой жене – королеве, вдохновившей на создание Тадж-Махал. Таким образом, он назывался бриллиант Тадж-Махал. Cartier повторил вид оригинальной цепи с бриллиантами и рубинами в золотом плетении. Бартон шутил с Тейлор, что он намеревался купить ей Тадж-Махал, но он был слишком большим, чтобы переместить его к их дому в Швейцарии. Вместо этого он подарил ей драгоценный камень Тадж-Махал.

Бартон покупал бриллианты для Тейлор и в других, менее знаменательных случаях. В своей книге «Мой роман с ювелирными изделиями» Элизабет рассказывает, что они с Бартоном любили играть в пинг-понг. Во время одной игры Бартон сказал Тейлор, что если бы она могла выиграть 10 баллов у него, то он даст ей идеальный бриллиант. Она выиграла. Пришло время идти по магазинам.

Бартон нашел маленькое идеальное бриллиантовое кольцо весом в одну восьмую карат вместе с двумя другими небольшими бриллиантовыми кольцами. Это было примерно в то время, когда он купил «Тейлор-Бартон» бриллиант. Это было шуткой. Когда кто-то говорил: «Какой великолепный бриллиант», - Тейлор шевелила своим мизинцем, на котором она носила выигранный в пинг-понг бриллиант и говорила: «Разве это не прекрасно?». При продаже на аукционе Christie’s в 2011 году, все три бриллиантовых кольца, которые Тейлор выиграла в этой пинг-понг игре, оцененные в пределах 5-7 тыс. долларов были проданы за 134,5 тыс. долларов.

В своей книге Элизабет Тейлор также сообщала, что помимо больших случаев, такие как день рождения и Рождество, Ричард Бартон дарил ей подарки и «просто так». Так она передает его слова: «Я люблю тебя и сегодня вторник. Прекрасный день. Давай прогуляемся. Я хочу купить тебе подарок». Эти знаки любви варьировались от великолепных и простых. Были и такие подарки, которые Тейлор называла «the kiss-and-make-up present».

Бурные отношения пары часто успокаивало знание Бартона, как помириться с женщиной, и с Тейлор в частности. Хотя и Бартон и Тейлор снимали различные фильмы в Риме - Бартон с Софи Лорен в The Voyage, а Тейлор - The Driver’s Seat, пара пережила бурный скандал, поскольку Тейлор считала, что Бартон был «слишком дружелюбным к Лорен». Как она рассказывала: «Они флиртовали, говоря на итальянском друг с другом, и из-за этого я чувствовала себя обделенной». Она, наконец, решила пожить отдельно. После возвращения в США она почувствовал себя плохо и сделанные тесты показали, что она должна лечь на операцию и удалить аппендицит. Она не звала Бартона и он ничего не знал о происходящем. Он хотел ее вернуть в Рим, чтобы она была с ним и подарил бриллиантовый трехмерный кулон Van Cleef & Arpel в форме сердца. Тейлор отмечает, что это одно из ее любимых украшений, потому что оно было дано с такой любовью и потом добавила, «что человек знал, как это сделать».

Одно из самых важных и сентиментальных украшений Элизабет Тейлор было подарено ей женщиной - ее давней подругой, знаменитым дизайнером по костюмам Эдит Хэд. Вдвоем они работали в многочисленных фильмах и построили такие близкие отношения, что выходили за рамки обычных рабочих контактов.

Тейлор принимала Эдит за свою вторую мать, а она, в свою очередь, приняла Тейлор под свое крыло. Когда Тейлор нужно было уйти, она иногда оставляла Эдит с ее мужем Биллом. Когда Эдит умерла, она завещала Тейлор свое викторианское ожерелье из слоновой кости, его она носила каждый день. Тейлор приняла заветное ожерелье, и как затем говорилось в воспоминаниях, что украшение, сделанное от любви приносит печаль потери, уступив счастливым воспоминаниям и времени.

В коллекцию Элизабет Тейлор также включены браслет с шармами, один из которых был еще с детства, и к которому она добавила различные мотивы, подаренные значительными людьми на протяжении всей ее жизни.
 

Источник: http://www.thejewelleryeditor.com/

Смотрите также:

http://mercedes-connect.ru - аренда Мерседеса с водителем в Москве